???? ????????? ?? ?????? ????? - ?????? ?????, ??????? ????????????, ???? ? ????????, ??????? ?????????? ?? ?????? ?????  
???????? ?????

?? ???????

????? ?????
  ???????? ??????? ????? ????????? ?? ?????? ?????
 
Кто главнее в пожарной безопасности - главный инженер проекта или заказчик? Печать
Кто на что имеет право?

   Сегодня главный инженер проекта напоминает васнецовского «Витязя на распутье». Какой выбрать? Жизнь? Счастье? Богатство? Но это аллегория. В жизни все немного по-другому, но суть поисков от этого не меняется. Речь в данном случае идет о соблюдении правил пожарной безопасности при проектировании зданий и сооружений. от того, каков проект, насколько соблюдено законодательство, насколько ответственно к будущему объекту относится заказчик, зависит жизнь людей.
   В докризисные времена наблюдался расцвет строительной отрасли. Строили административные здания, торговые центры, жилые комплексы. И параллельно с возведением объектов возрастал спрос на проектирование и монтаж автоматических систем противопожарной защиты. Но когда грянул кризис, заказчики стали пытатьс явсеми силами сократить расходы, и пожарная безопасность отошла в самый конец всех требований и затрат.
   А теперь - небольшое отступление. 9-10 сентября 2011 г. во Владивостоке проходил V Тихоокеанский экономический конгресс. В его программе была тематическая дискуссия «Развитие городов: азиатские города и российские города Дальнего Востока». Одним из спикеров этой дискуссии был председатель Совета НП «Национальная гильдия градостроителей» и гендиректор ООО «Институт «Ленгипрогор» Юрий Перелыгин. И он отметил, что на сегодня наше общество утеряло профессию архитектора. Отсюда и заполоненные архитектурной безвкусицей города, и отсутствие стиля при планировании, и неуважительное отношение к историческим памятникам. Конечно, мнение Юрия Перелыгина не является истиной в последней инстанции, и многое из того, что он сказал, можно оспорить. Тем не менее, как крупный специалист, он имеет право на свое собственное мнение.
   - Раньше главный архитектор города по иерархии был после градоначальника вторым человеком, сейчас все чаще он занимает позицию где-то между пятым и седьмым местом. Его решения порой чисто номинальные. Согласитесь, когда человек болеет, когда ему плохо, все кричат: «Врача! Врача!» А когда плохо городу, почему-то никто не кричит: «Архитектора!» Очень часто заказчик, аргументируя свой заказ финансовой суммой, вынуждает строителя и архитектора делать не так, как надо обществу, городу, а так, как надо заказчику.
   Чем раньше был хорош главный архитектор? Крупные проекты, градостроительные советы, изменения в городском облике - если главный архитектор сказал, что такой проект не пойдет, потому что некрасив, потому что нарушает архитектурный ансамбль города, потому что наносит ущерб историческим памятникам, лишает людей нормального образа жизни, - значит, так тому и быть. А что сейчас? Кто считается с мнением архитектора? Да кто он такой, чтобы перечить, рассуждают власть имущие и люди с деньгами. Вот и строят что попало, где попало и как попало. И то, что сегодня строят, то делают это не для города, не для его жителей, а для себя и ради свои личных целей. А все разговоры об архитектуре и современности - это у таких людей не более чем слова. Главный архитектор города не стоит на позиции принципиальности, на позиции профессии. Представьте, что будет, если врач не будет стоять на позиции профессии? То-то и оно, - делился своими рассуждениями в ходе конгресса Юрий Перелыгин.
   Хочется отметить, что слова Юрия Александровича можно отнести не только к должности главного архитектора, но и к работе тех же главных инженеров проекта ( далее - ГИП).

Ответственность ГИПа

   Статистика - вещь неоспоримая. И наталкивает на размышления. Если таковы показатели, которые где-то за столбиками отчетов и сводных таблиц, то где ж мы допускаем ошибку, где не делаем то, что обезопасит жизнь людей?
   Сегодня, приступая к проектированию, у ГИПа есть возможность выбора:
   - сделать все как положено, как трактует закон;
   - попробовать и законодательство соблюсти, и заказчику угодить;
   - пойти на поводу у заказчика и делать так, как он, заказчик, желает (в данном случае говорим о заказчике, который ставит во главу угла деньги, прибыль, но никак не человеческую безопасность).
    «Путь первый» - идеальный: и техническое задание, и проект должны соответствовать требованиям ФЗ № 123 и ФЗ № 384. Результат - от качественной и слаженной работы системы пожарной безопасности (под системой безопасности в данном случае подразумевается комплекс конструктивных, архитектурных и инженерно-технических решений, включая автоматические системы пожарной безопасности) зависит благосостояние и жизнь людей, участвующих в эксплуатации объекта.
    «Путь второй» - грамотный: гибкое нормирование в области пожарной безопасности дает возможность реализовать задание заказчика, отступив от требований нормативных документов добровольного применения, но при этом разработать компенсирующие мероприятия и выполнить расчет пожарного риска и согласовать принятые технические решения с нормативно-техническим советом МЧС.
    «Путь третий» - неправильный: техническое задание принимается к реализации в проекте без необходимого анализа на соответствие законодательству, заказчик постоянно вносит свои коррективы и изменения, и ни о каком качественном проекте здесь не может идти речи.
   Еще более усугубляет ситуацию то, что желание сэкономить зачастую заставляет заказчиков либо обращаться в организации, предлагающие свои услуги по заниженной цене, либо игнорировать требования законодательства. В итоге имеем работу, выполненную низко квалифицированными специалистами, которая ставит под угрозу безопасность людей и безопасность объекта.
   Генеральный директор ОАО «Уссурпроект», предприятия с 50-летним стажем работы, и почетный строитель России Галина Шергина считает, что ГИП в любом случае несет ответственность за безопасность:
   - У нас было достаточно случаев, когда заказчик обращался к нам с просьбой исправить ошибки. Не наши. Чужие. Оказывается, желание либо сэкономить, либо сделать побыстрее приводило заказчика в фирмы, у которых не было ни опыта, ни квалифицированных кадров, ни возможностей работать на рынке. А когда наставало время исправлять ошибки, то фирмы уже не было на месте. Кто-то обанкротился, кто-то переименовался, кто-то сменил статус. Такая ситуация напоминает работу с фирмами - однодневками. А всем известно, что работа с такими компаниями никогда не дает положительный результат. Если нет школы проектирования, нет достаточного опыта роботы, то за год не вырастишь хорошего проектировщика, даже если у него за плечами вуз и красный диплом о высшем образовании, - делится своими рассуждениями Галина Викторовна.
   Руководитель «Уссурпроекта» считает, что проектировщик обязан выслушать желание заказчика, пусть даже ему хочется быстро и дешево, но после этого необходимо привести аргументы, как надо сделать правильно, чтобы потом ни у кого не болела голова - ни у ГИПа, ни у заказчика, ни у людей, которые будут находиться в этом объекте.
   - Чтобы убедить заказчика следовать законодательству, необходимо иметь репутацию, быть профессионалом в ведении диалога, уметь аргументировать свои доводы. Ведь это как с визитом к врачу - идем к тому, кого знаем, кому доверяем. От врача зависит наше здоровье. Так и тут. Идут к тем проектировщикам, у кого есть, имя, незапятнанная репутация, нет шлейфа разборок. В Приморском крае масса случаев, когда объект сдан в эксплуатацию, а потом начинают проявляться ошибки и недочеты. Начинаешь проверять, и оказывается, это заказчик, кого-то послушав, над чем-то поразмыслив, сам внес некоторые коррективы, и проблемы не заставили себя ждать, - поясняет г-жа Шергина.
   Строительство все чаще перестает быть той отраслью, где все очень тщательно взвешивают перед тем, как что-то сделать. Лазеек для дилетантского подхода к строительству достаточно много, отсюда и масса ошибок как при проектировании, так и при строительстве и уже потом при эксплуатации.
   У Дениса Морозова, внештатного эксперта Государственной экспертизы, свой взгляд на работу ГИПов и отношение заказчиков к выполнению требований законодательства:
   - Нередко возникают такие ситуации, когда при предоставлении проекта на экспертизу информация о решениях по обеспечению пожарной безопасности, в том числе и пожарной автоматике, не предоставляется в достаточном объеме. И экспертам приходится гадать, как на кофейной гуще. На экспертизу проект предоставляется в объеме, не достаточном для того, чтобы можно было понять замысел проектировщика. Почему-то проектировщики считают, что раз проектная стадия дает только общую картину, то во всех тонкостях и нюансах потом пусть монтажники разбираются, что и где устанавливать, как программировать. Получается, что объект сам по себе, а схема сама по себе. Такое впечатление, что принесли, лишь бы галочку поставили - дескать, сдали на экспертизу. Иногда в проект закладывается оборудование, давно вышедшее из производства. Сегодня имеется достаточно большой выбор современного оборудования, но в проект почему-то закладывают устаревшие образцы техники. Разве это профессиональный подход? Причем такое бывает, когда проектировщик не имеет возможности профессионального роста, не следит за новинками, просто работает по старинке. Здесь должны расти все сообща.
   Вряд ли можно назвать сенсацией то, что почти 90% из общего числа заказчиков вопросами пожарной безопасности занимаются не по доброй воле, а исключительно под административным напором органов Госпожнадзора. А ведь несоблюдение норм и требований пожарной безопасности может мгновенно привести к чудовищным последствиям. Это и невосполнимый материальный ущерб, и серьезные увечья, травмы, гибель значительного количества людей. Достаточно вспомнить пожар в пермском клубе «Хромая лошадь».
   Не ошибитесь с выбором проектной организации!

   Наша справка

   Центральный институт типового проектирования и градостроительства им. Я. В. Косицкого (по заказу СРО НП «ПРОЕКТЦЕНТР») подготовил «Анализ нормативных документов в области обеспечения пожарной безопасности», где приведена небольшая статистика.
   Оказывается, что состояние пожарной безопасности в России, несмотря на ежегодное улучшение показателей, по-прежнему оставляет желать лучшего. Полные потери от пожаров оцениваются примерно в 50 млрд. руб. в год, что составляет почти 50% от суммы финансовых средств, предусматриваемых в бюджете для решения проблемы аварийного и ветхого жилого фонда (по последним данным, на эти цели предусмотрено выделение 50 млрд. рублей в год), или половину от суммы, ранее планируемой Правительством РФ к выделению для решения проблем около 400 российских моногородов (в 2011 году, вероятно, финансирование этой ФЦП проводиться не будет или существенно уменьшится из-за неэффективного использования).

   Источник: журнал № 2 «Система пожарной безопасности», г. Владивосток, 2011 г.

   Теги: Пожарная безопасность, главный инженер проекта, заказчик, ГИП, архитектор
 
 
 
Интересные новости
загрузка...